Человек-камень

28-07-2017

Тогда я был рожден в гилей. Ныне - это юг Украины. Папы своего не помню - он погиб где-то в военном походе, когда царские скифы (так нас называли греки-колонисты) прогоняли из родного края кочевую орду жестоких воинов, ворвались с востока. Мама, оставшись вдовой, тоже вскоре умерла от тоски и нужды. Меня подобрали греки, назвали Андреем. Приучали к состоянию раба детства. Старый садовник показывал мне, как сажать виноградную лозу, как подрезать, лелеять, собирать кисти, готовить вкусные изюминки.

Но как-то однажды ночью на богатое хозяйство колонистов напали морские разбойники. Греки оборонялись, их почти всех поубивали. Остальные вместе с рабами забрали на корсарские триеру. Взрослые стали гребцами, я прислуживал вожатому разбойников. На триере познакомился с молодым чернобородым иудеем. Его звали Симоном. Вожак ненавидел иудея за дерзость и невероятное терпение. Сколько бы ударов не получал Симон от надзирателя, он никогда не проронил ни одной жалобы или стенания, не пролил ни слезинки. За это корсары прозвали его Петром, то есть - Камнем. "Ты не живой человек, - насмехался вожак разбойников, - ты камень. Но я высеку у тебя искру, у меня есть такое огниво ... "

Симона били днем и ночью. Но он был невозмутим. Меня так поразила его терпеливость, что я иногда приносил ему остатки пищи. Это немного поддерживало Симона, он благодарно приложил ладонь к сердцу и болезненно улыбался. Лишь однажды нарушил молчание и предложил побрататься. "Ты сирота и я тоже. Будем братьями ". Я согласился с радостью.

Однако мои старания подкормить Симона не помогли. Он угасал и слабел, как стебель в сухой пустыне. Видя это, ее вожак продал его, а вместе с ним и меня, богатом сирийцу, обладателю многочисленных рыболовных парусников и других кораблей.

Здесь была жизнь свободнее. Симон Петр выходил вместе с другими рыбаками-рабами в море на промысел, однако под надзором охранников. Когда море было спокойное, побратим брал меня с собой, приучал рыболовства.

Однажды утром, когда на горизонте сгущались тучи и опытные рабы предвещали грозу и шторм, Симон оставил меня на берегу. Хозяин велел мне собирать красочные ракушки над водой, из них мастера производили красивые украшения, фибулы, бусы. Взяв корзину, я направился к берегу. И тут увидел Его.

Завершается вторая тысяча лет прошло, а я не могу забыть благословенной момент, когда мне засияли пронзительные небесные глаза, такие странные на детском лице. А волосы у него были, словно волны лучей. Невольно с уст сорвалось вопрос


Смотрите также:
 Космическое преступление - Богоубийство
 Человек-камень
 Жуткие сооружения человеческого безумия
 Теология и оправдание Бога
 Практика звездного сталкинга

Новое в галерее:

Контакты:

Уважаемые Друзья! Настоятельно просим вас по всем вопросам и предложениям обращаться через форму обратной связи

Счетчики сайта:

Rambler's Top100 Яндекс цитирования