Жизнь в ожидании

27-10-2017

Начинается легкий ночной ливень, наверное, не страшен для сверчка, потому что песня его не прерывается - ритмический звон с металлическим привкусом, проганяння злых духов тьмы и распыленности от освещенного окна, льющегося в темное август не находя ни отклика, ни препятствий, некая тихая музыка, которой, однако, никто не слышит, кроме единственного исполнителя. Интересно, видят ли сверчки свет? Это непрерывно повторяющееся вопрос звучит из темноты - или одна и та же ответ? Как бы я хотел больше никого и ничего не будет, окончательно потеряв надежду - и тревогу - и страх подобное. Ведь жизнь в ожидании - это жизнь вопросом, постоянная неудовлетворенность уже - и только - существующим, стала неполнота в полной так-то существующему.

Как бы я хотел вернуть органично присущую тем же юношеским годам готовность, которая брала начало из невысказанного знания, а может, веры, в любом случае, не с подозрения, - веры в то, что каждый вызов, который придет, будет конкретным вопросом, обращенным непосредственно ко мне, - так обращаются к доверенному лицу, к тому, кто компетентен в том или ином деле. Это было очень тихое знание-вера в то, что в каждом вопросе уже присутствует ответ, что в откровении живет сокровенное, что, собственно, надежды получить именно этот ответ - и именно от этого человека, - заставляет обращаться к ней с таким вот вопросом или , точнее, именно вопрос побуждает к обращению. А отвечая, - снова спрашиваю, потому что в каждом ответе и в каждом сокровенном незримо присутствуют новые вопросы и новые откровения. Ведь наличие не всегда означает очевидность, брат сверчок.

Как бы я хотел снова научиться не придумывать себе вопросов, абстрактных и спекулятивных, то есть таких, на которые не существует ответа. Сочинения вопросов - это монолог и безответственность, нимування одиночества, тогда как пребывание в готовности, сама осанка этого пребывания означают разрешение / розказ вещам идти своим, только им известными путями к бытию в форме вещей, согласие на цветение розы. Единственное, что требуется от того, кто находится в готовности - это непричастность заботливости. Именно тогда прорезается слух настоящих, конкретных вопросов, в которых всегда присутствует ответ на дне понимания. Если я понимаю, о чем меня спрашивают, я знаю ответ, и отвечаю, оставаясь глухим к зову сирен необязательного. Когда приходят настоящие вопросы - тогда приходит бытия. Приход вопросов - это проявление привязанности бытия к нам, признание нас своими, то есть принадлежащими бытию, бытийными, живыми.

И еще раз: готовность вместо ожидания. Готовность происшествия. Каждый вызов, который придет, будет конкретным вопросом-приключением. Но в каждой происшествии и то, что пригодится. Поэтому не следует придумывать себе "приключений", ибо это всего-всего искусственное конструирование и "организация" мертворожденной имитации бытия: сущего. То, что пригодится, вырастает из происшествия, а не приобретается путем тех или иных технических / магических усилий. Именно это прорастание свидетельствует о бытийность происшествия, о том, что она является живым, которое приходит к живому.

Готовность пригодиться и стояние в этой готовности - это целесообразность, открытость к вещам. Передразнивая Хайдеггера, можно выразиться и так: до-речнисть - это разрешение вещам речуваты в их никомуненалежности. Это разрешение можно дать только тогда, когда сам стоишь в никомуненалежний причастности.

Потому никому непринадлежание - это единственное для всех.


Смотрите также:
 Небольшой словарик с ключом РА от «А» до «Г»
 Откуда взялось слово БОГ
 Смысл бытия
 Нынешняя идентичность
 Представление и планирование

Новое в галерее:

Контакты:

Уважаемые Друзья! Настоятельно просим вас по всем вопросам и предложениям обращаться через форму обратной связи

Счетчики сайта:

Rambler's Top100 Яндекс цитирования